Ukraine

Оперативная сводка
Анализ
IOM-IDPs-chart-RU
Динамика основных расходов ВПЛ

После 7 лет перемещения, к которому добавилась пандемия COVID-19, переселенцы с востока Украины всё ещё нуждаются в жильё и прогнозируемых доходах

В 2021 году в Украине зарегистрировано почти 1,5 млн внутренне перемещённых лиц (ВПЛ), из которых около 745 000 ВПЛ в основном проживают на подконтрольной Правительству территории (ППТ), а остальные на не подконтрольной Правительству территории (НППТ). Из-за пандемии COVID-19 и связанных ограничений в особенно сложной ситуации оказались по крайней мере 340 000 ВПЛ, проживающих в Донецкой, Луганской и других областях на ППТ, которым необходима гуманитарная помощь.

Независимо от места перемещения, на ППТ переселенцы часто сталкиваются с одними теми же проблемами, часть из которых со временем разрешилась, а часть обострилась из-за COVID-19. К таким проблемам относятся более высокий уровень безработицы, по сравнению с принимающими сообществами и в целом по стране, физические и бюрократические препятствия при получении социальных и административных услуг, отсутствие соответствующего жилья и средств к существованию, в том числе прогнозируемых доходов. Отсутствие жилья и прогнозируемых доходов — основная причина, почему многие, особенно пожилые люди, вынуждены возвращаться на НППТ, сохраняя статус ВПЛ для получения пенсий и других социальных выплат на ППТ.

Экономические последствия COVID-19

По данным Международной организации по миграции (МОМ), экономическая ситуации уязвимых ВПЛ с восточной Украины остаётся очень сложной. Половина опрошенных в 1ом квартале 2021 года заявили, что им «хватает средств только на продукты» или что они вынуждены «ограничивать расходы даже на продукты». Как сообщают, в особенно сложном положении оказались пожилые ВПЛ (в возрасте 60 лет и старше) и люди с инвалидностью, среди которых доля таких людей составила 67 % и 69 %, соответственно.

В марте 2021 среднемесячный доход члена семьи ВПЛ составил 3 651 грн (137 долл. США), что на 14 % ниже прожиточного минимума (4 224 грн или 159 долл. США) и на 40 % меньше среднего по стране (6 267 грн или 235 долл. США по состоянию на декабрь 2020 г.). Заработная плата и государственные выплаты ВПЛ оставались основными источниками дохода (60 % и 54 %), при этом возглавляемые женщинами домохозяйства с детьми, пожилые люди и семьи с людьми с инвалидностью больше полагались на государственную поддержку.

Основные расходы ВПЛ не изменились по сравнению с предыдущей оценкой. Большинство ВПЛ тратили средства в первую очередь на продукты питания (87 % опрошенных), оплату коммунальных услуг (78 %) и арендную плату (57 %). Для ВПЛ, проживающих в сельских районах, ещё одним приоритетом были расходы на топливо (47 %). Опрошенные также отмечали значительный рост цен на электроэнергию (18 %) и другие коммунальные услуги (16 %). В целом рост расходов на коммунальные услуги и невозможность вернуться на место проживания были основными проблемами для 13 % и 8 % опрошенных, соответственно.

Из позитивного следует отметить, что несмотря на отрицательное влияние пандемии на рынок труда, доля трудоустроенных ВПЛ в возрасте 20-64 лет немного увеличилась (60 %) по сравнению с 2020 г. (около 55 %), но всё ещё оставалась ниже уровня занятости населения в этой возрастной группе (65 %) в целом.

Другие последствия COVID-19

Различные группы ВПЛ сталкиваются с разными проблемами в принимающих сообществах. Для возглавляемых женщинами домохозяйств с детьми основной проблемой остаётся безработица, а для семей с людьми с инвалидностью основным является доступ к медицинским услугам и лекарствам. Люди в возрасте 60 лет и старше в основном обеспокоены невозможностью вернуться на своё место проживание в пострадавшем от конфликта регионе.

Пандемия COVID-19 создала дополнительную психологическую нагрузку на ВПЛ, которые уже получили психологическую травму и понесли потери из-за конфликта. Большинство опрошенных обеспокоены своим здоровьем, а также здоровьем и безопасностью близких (69 % и 73 %). С декабря 2020 года по март 2021 года у более 50 % опрошенных возросло беспокойство в связи с их финансовым положением и возможностью купить необходимые продукты и лекарства. Как рассказала 33-летняя переселенка, которая потеряла работу в частном детсаду после объявления локдауна: «Я живу в постоянном страхе, что нашей семье не на что будет жить, если работу потеряет и муж».

Из-за ограничения свободы передвижения через «линию разграничения» ВПЛ, у которых члены семьи проживают на НППТ, больше всего были обеспокоены утратой семейных связей (33 %) и невозможностью помочь близким и друзьям, которые там проживают (29 %).

Интеграция и жилищные решения для ВПЛ

Спустя более 7 лет с начала конфликта на востоке Украины 89 % опрошенных ВПЛ заявили об определённой интеграции в принимающие сообщества. Для большинства из них основными предпосылками успешной интеграции были наличие жилья и регулярного дохода. В то же время, по сравнению с предыдущими раундами оценки, опрошенные придавали больше значение «наличию семьи и друзей в одном месте».

Среди всех текущих проблем приоритетом для ВПЛ остаётся обеспечение долгосрочным постоянным жильём. Большинство ВЛП тратит значительную часть своих ограниченных доходов на арендную плату, из-за чего им едва хватает средств на самое необходимое. При этом объёма существующих жилищных программ недостаточно для удовлетворения потребностей наиболее уязвимых ВПЛ. Наибольшим спросом среди ВПЛ пользуются программа доступного жилья, предполагающая совместное финансирование стоимости жилья государством и ВЛП в соотношении 50 на 50, и различные программы льготного ипотечного кредитования [2]. Однако сумма выделенных средств — около 340 млн грн (12,8 млн долл. США), предусмотренных в государственном бюджете, и 25,5 млн евро по договору с KfW — значительно меньше необходимой для удовлетворения потребностей сотен тысяч людей в долгосрочном жилье. Согласно анализу рынка, проведённому Ассоциацией специалистов по вопросам недвижимости, в зависимости от региона, наибольшим спросом на вторичном рынке Украины пользуются квартиры стоимостью 30 000-50 000 долл. США. Таким образом, финансирования, выделенного на жилищные программы в 2021 году, хватит для обеспечения долгосрочными решениями только нескольких тысяч семей ВПЛ [3].

Необходимая помощь

Спустя годы с начала перемещения наиболее уязвимые ВПЛ продолжают полагаться на гуманитарную помощь и нуждаются в устойчивых жилищных решениях и средствах к существованию. В частности, семьи ВПЛ с пожилыми людьми и людьми с инвалидностью нуждаются в улучшении наличия и доступности медицинских услуг, в том числе в сфере психического здоровья. Кроме того, ВПЛ, проживающие в сельских районах, нуждаются в помощи с оплатой топлива и коммунальных услуг, главным образом электроэнергии и отопления, так как тарифы и цены выросли непропорционально росту зарплат, пенсий и других социальных выплат.

Постепенное возобновление пересечения через «линию разграничения» — ещё одна предпосылка для улучшения положения пострадавших от конфликта ВПЛ, проживающих на ППТ и имеющих дома, семьи и друзей на НППТ. Восстановление социальных контактов не только облегчит психологическое состояние ВПЛ, но также будет способствовать восстановлению связей между сообществами по обе стороны от «линии разграничения», что поможет примирению и социальной реинтеграции.

---

[1] по оценке Министерства социальной политики Украины

[2] Норвежский совет по делам беженцев. Отчет «Житло для ВПО в Україні: кроки до довгострокових рішень» (на украинском языке), август 2021 г.

[3] По данным Обзора гуманитарных потребностей 2021 года, из 1,45 млн ВПЛ, зарегистрированных Министерством социальной политики Украины в сентябре 2020 года, по оценкам, 745 000 ВПЛ постоянно проживали на ППТ.

URL:

Загружено: